На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Обозначились ключи к пониманию путинской стратегии спецоперации

Век живи, век учись — и не забывай при этом изумляться выученному. И вот что меня изумило на этой неделе. Оказывается, «ежегодно» и «каждый год» — это совсем не одно и то же. Цитирую сообщение российского информагентства: «Конституция не устанавливает сроков послания президента Федеральному собранию, заявил РИА Новости председатель комитета Совета Федерации Андрей Клишас».



«Клишас напомнил, что полномочия президента прописаны в статье 84 Основного закона. «Если Конституцией или законом порядок реализации того или иного полномочия не указан (статья содержит ряд таких указаний), то президент самостоятельно определяет порядок и сроки реализации своих полномочий. В частности, это касается и послания Федеральному собранию», — сказал Клишас».

А теперь цитирую пункт Е той самой статьи 84 Конституции: «Президент Российской Федерации…обращается к Федеральному собранию с ежегодными посланиями о положении в стране, об основных направлениях внутренней и внешней политики государства».

К чему все филологические изыскания? Не к тому, естественно, чтобы просто подивиться глубине юридических познаний сенатора Клишаса и той молодецкой удали, с которой он трактует наш Основной закон.

Интрига вокруг даты президентского послания парламенту имеет не только отвлеченно-конституционный характер, но и очень важный прикладной политический смысл. Другое дело, что обнаружить этот смысл с первой попытки удается далеко не всем.

У еще одного парламентского юриста, первого заместителя председателя комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству Юрия Синельщикова это явно не получилось. «Вообще, декабрь еще не закончился у нас, и я обращаю ваше внимание на то, что ежегодное послание у нас не написано (в Конституции), что оно должно быть таким очным путем встречи. Он (президент) же может просто прислать свое письменное послание для ознакомления, а мы его прочитаем» — заявил он тем же РИА «Новости», явно желая «сделать приятное» Кремлю, и тут же нарвался на категорическое опровержение президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова: «Нет, в письменном виде его не бывает».

И вполне понятно, почему «в письменном виде его не бывает». Послание президенту Федеральному собранию в письменном виде — это что-то из области «не приходя в сознание, приступил к выполнению обязанностей генерального секретаря» — то есть нечто прямо противоположное той отличной физической форме, в которой находится Владимир Путин.

Проблема со сроками путинского послания парламенту вызвана вовсе не тем, что ВВП сложно выступить перед депутатами и сенаторами. Реальная проблема Кремля, на мой взгляд, состоит в несовпадении дат окончания календарного 2022 года и «политического 2022 года». До боя новогодних курантов осталось чуть больше двух недель. Календарный 2022 год неумолимо движется к своему завершению. Но вот про «политический 2022 год» этого, как мне кажется, сказать нельзя.

Стержневое содержание «политического 2022 года» — это разумеется, специальная военная операция России на Украине. Я не готов заходить слишком далеко и утверждать, что Путин намерен завершить СВО и только потом выступить с посланием Федеральному собранию. Моя гипотеза носит более ограниченный характер: перед тем, как выступить со своей главной политической речью года, президент хочет поставить точку в некоем очень важном и даже знаковом этапе СВО. Иначе ситуация просто не имеет смысла.

Рассуждая о причинах того, что традиционная большая ежегодная пресс-конференция Путина в этом году не состоится, западные СМИ выдвинули ожидаемый тезис: он хочет таким образом уйти от необходимости отвечать на неудобные вопросы. Логично, понятно, но, по моему убеждению, все равно мимо цели. Великое множество политиков действительно можно загнать в угол каверзными вопросами. Однако к Путину это точно не относится. Владимир Владимирович с гарантией отобьет любые словесные атаки, в зависимости от желания выдав или не выдав при этом строго отмеренный объем информации.

В чем же тогда причина переноса? Я считаю, что в убежденности хозяина Кремля: дела говорят гораздо громче слов. Путин хочет сначала «сделать дело» и только потом «гулять смело» — ой, простите, выступить со своим программным политическим заявлением и пообщаться с журналистами в рамках большой пресс-конференции.

Что это нам дает в плане понимания временных сроков завершения этого путинского «большого дела»? Не очень много. Говоря об этих сроках, Дмитрий Песков был предельно неконкретен: «Что касается сообщений о том, что возможно ли ( послание президента парламенту) в следующем году — безусловно, возможно. Это достаточно очевидная истина».

Точно очевидная, Дмитрий Сергеевич? Если да, то выступлю с еще одной «очевидной истинной»: президентское послание за 2022 год не может удаляться слишком далеко от временных рамок этого года. Ведь в 2023 году ВВП должен не только «рассчитаться по своим долгам по посланию» за прошлый год, но и вернуться в свой привычный график президентских посланий: «рассчитаться по ним» уже за год текущий.

Можно, конечно, представить себе, что ввиду чрезвычайности той ситуации, в которой сейчас находится страна, два президентских послания будут в объединены в одно. Но как соотносится с тем, что 17 марта 2024 года в России ожидаются очередные президентские выборы? Стоп. Не напоминают ли эти мои рассуждения «гадания на кофейной гуще» — те самые, которыми применительно к дате следующего президентского послания парламенту, Дмитрий Песков настоятельно просил не заниматься? Грешен, Дмитрий Сергеевич, напоминают! Но, как говорится, чем богаты, тем и рады. Другого материала для анализа президентской стратегии СВО ( а именно о ней на самом деле идет речь) у нас нет.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх