На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Коррупция на рынке знаний

Ежегодный объём взяток в российских вузах ЮНЕСКО оценило в $500 млн. Однако эксперты не исключают, что оценка занижена: дать взятки готовы более 80% студентов. В зону особого внимания силовиков теперь попадают как рядовые преподаватели, так и руководители учебных заведений.

Высшая школа – один из примеров отечественной коррупции

27 сентября 2021 года приказом главы Минобрнауки Валерия Фалькова был утвержден «План противодействия коррупции Министерства науки и высшего образования Российской Федерации на 2021-2024 годы».

Чего там только нет. Казалось бы, ни одной лазейки для проявления коррупции ведомство не оставило. Однако наши якобы кристально честные чиновники все же умудряются проявлять чудеса перекладывания денег из государственного кармана в свой личный.

Собственно, реформа высшего образования была затеяна в том числе и для того, чтобы изжить коррупцию (по крайней мере, это декларировалось). Но в результате ректоры вузов, демонстрирующих всевозможные достижения (прежде всего — в науке), превратились в эффективных менеджеров. А, точнее, в боссов, которые руководствуются принципом: что хочу, то и ворочу.

Тюменский индустриальный университет – пример эффективного руководства

По запросу в Яндексе по ключевому выражению «министерство высшей коррупции России» на первой странице с результатами поиска поисковик несколько раз выдает ссылки на официальный сайт и иные ресурсы Министерства науки и высшего образования. Столь нелестную репутацию Минобрнауки получило благодаря прошлогоднему пресс-релизу Межрегиональной общественной организации «Национальный комитет общественного контроля», ссылки на который можно найти на этой же странице.

Значительная часть текста, подписанного от имени МОО «НКОК» журналистом Александром Никишиным, посвящена деятельности ректора ФГБОУ ВО «Тюменский индустриальный университет» Вероники Ефремовой, кстати, сменившей Валерия Фалькова в должности председателя Совета ректоров Тюмени.

Однако высланная в ответ на анонимное письмо якобы от группы сотрудников «Тюменского индустриального университета» о многочисленных фактах коррупции и самоуправства в вузе министерская проверка на положении Вероники Ефремовой никак не отразилась, оставшись в памяти лишь несколькими теряющими актуальность публикациями в Интернете.

Но не всем ректорам так везет, к иным сразу приходят силовики.

На чем «погорел» ректор Смоленского государственного университета спорта Георгий Грец

«Золотые унитазы», похоже, становятся проклятием коррупционеров всех мастей. Не обошла эта напасть и ректора Смоленского государственного университета спорта Георгия Греца, у которого были поистине царские амбиции: он устроил майнинговую ферму в вузе и тратил деньги на «золотые унитазы» в своем дворце.

Грец был задержан по подозрению в растрате 1,5 млн. рублей и злоупотреблении служебными полномочиями. Всё вместе тянет на 14 лет колонии. Сумма растраты не особо и велика, так что, возможно, это только ниточка, за которую нужно потянуть. Ведь человек жил на широкую ногу: его загородный особняк площадью 253 кв. м украшают многочисленные чучела и шкуры диких животных - волков, лисиц и оленей.

В доме, как сообщается, оборудованы оружейный склад, бассейн и бильярдная. И он, и его супруга имеют дорогие автомобили. А еще ректору принадлежат три земельных участка общей площадью более 30 тыс. кв. м и квартира площадью 171 кв. м.

А в общежитии, принадлежащем вузу, был обнаружен… ресторан, сейчас проверяется, на каких условиях он был открыт. Среди прочих уголовных дел фигурирует и майнинговая ферма. Сколько криптовалюты намайнинговали — выясняет следствие.

Цена диплома в Дагестане

О проблемах высшего образования в Дагестане местные журналисты и федеральные СМИ пишут уже с десяток лет. В 2017 году «Российская газета» поднимала тему коррупции в Дагестанском государственном медицинском университете, отмечая, что «ректор ДГМУ Сулейман Маммаев, возглавивший вуз в 2016 году, говорит о том, что ныне борьба с коррупцией является одним из приоритетных направлений деятельности руководства вуза». Но вот уже сам Маммаев становится фигурантом скандала. Впрочем, громкое дело уже бывшего ректора Дагестанского мединститута Сулеймана Маммаева закончилось для него лишь штрафами. Но за взятки на скамью подсудимых отправилось несколько сотрудников медицинского университета.

В Дагестанском государственном технический университете (ДГТУ) силовики вскрыли схему, по которой верхушка вуза много лет наживалась на студентах и даже профессорах.

Деньги, как отмечается, делали на каждой бумажке. Платежки о стипендии, зарплате и премиях в бухгалтерии умело подделывали. Липовые печати, подписи - и деньги ушли куда надо, то есть на подставные счета, с которых средства потом обналичивали. Таким образом с 2015 по 2018 годы из бюджета вуза утекло почти 100 млн. рублей.

Примечательно, что технический и медицинский вузы - одни из самых статусных в Дагестане. Местные власти, видимо, упорно не замечают, как образование республики скатывается в никуда. Страшно подумать, что творится в вузах помельче.

Взятки в российских вузах — рядовое явление

Это подтверждают различные опросы. Например, четверть российских студентов дает в вузах взятки, чтобы сдать сессию, свидетельствуют результаты опроса, проведённого порталом для молодых специалистов Career.ru.

Оказалось, что 23% опрошенных студентов хотя бы раз давали взятку — за сдачу зачёта или экзамена или за пропуски занятий. Чаще всего, по словам опрошенных, преподаватель вынуждал дать взятку, впрочем, некоторые признавались, что им «просто не хотелось готовиться».

При этом, как показал опрос, только 12% студентов готовы жаловаться на преподавателя, если он попросит взятку.

Университеты превратились в заведения

О том, что в отечественных вузах далеко не все гладко, можно говорить до бесконечности. И речь идет не об отдельных недостатках, а о порочной системе, сломать которую будет трудно.

«Мой опыт мне подсказывает, что по степени риска оказаться под следствием или даже за решеткой должность ректора ненамного уступает позициям губернатора или мэра. По крайней мере, дверь одного из ректоров вуза, в котором я учился и начинал работу, вскрывали с ОМОНом, а ректор другого вуза внезапно потерял свое место и исчез из медийного поля, хотя раньше был крайне на нем заметен», - отметил один из бывших проректоров столичного вуза.

К сожалению, у нас нет полноценного академического сообщества и уничтожен институт репутации, без которых учебное заведение вряд ли может носить гордое имя Университета — ему больше подходит прижившаяся аббревиатура «вуз».

Мы прекрасно понимаем, что даже в тех вузах, где ректора формально избирает «трудовой коллектив», избрание носит сегодня, как правило, имитационный характер, а решение принимается в высоких кабинетах.

Соответственно, таким образом «избранный» ректор не несет никакой репутационной ответственности перед коллективом, да и коллектив, по большому счету, несет ответственность только за то, что принял доведенную до них волю верховного начальства.

Ухудшение ситуации было зафиксировано и Национальным антикоррупционным комитетом, в котором подтвердили — правоохранители усилили внимание к проблеме преступности в образовательной среде...

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх