На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Прогноз-2023: Сохранит ли Россия своё влияние в Сирии?

С чего начался кризис в Сирии? С ходу на этот вопрос смогут, пожалуй, ответить только востоковеды. Потому как он начал раскручиваться ещё в 2011 году. За это время локальные выступления противников президента Башара Асада переросли сначала в гражданскую войну. А потом — в полномасштабный международный конфликт и войну с ИГИЛ*.

И несмотря на то, что усилиями, в том числе, и России, террористы поджали хвост и по большей части передислоцировались в Афганистан, сирийский конфликт остаётся неотъемлемой частью нынешней системы отношений на Ближнем Востоке.

Эдакий гордиев узел, который никому не под силу распутать. Тем более, что за влияние в САР многие страны готовы глотки друг другу рвать, потому как там столкнулись геополитические интересы не только мировых локомотивов вроде США, России, Китая и ЕС, но и ряда региональных лидеров, таких как Турция, Саудовская Аравия и Израиль.

Россия многое сделала для того, чтобы сохранить территориальную целостность САР и победить там международный терроризм. Президент России Владимир Путин в новогоднем поздравлении лидеру Сирии Башару Асаду отметил, что РФ готова содействовать стабилизации обстановки и постконфликтному восстановлению в Сирии. Но удастся ли нам сохранить в этой стране своё влияние, или нас оттеснят на обочину большой политики?

Вопрос этот сложный потому как никакого особого влияния у нас там нет, считает аналитик Анатолий Несмиян.

— У нас есть определенные договоренности с Сирией, Турцией, Ираном, США. Но не более того. Какой — то серьезной силовой составляющей у нас там нет.

— А российские военные базы?!

— Да, наши военные базы в Сирии есть. Но надо понимать, что они там как бы под честное слово Турции. Потому что снабжения ведется либо через воздушное пространство Турции (можно, конечно, облетать через Иран и Ирак, но это дольше и проблемней, учитывая нестабильную обстановку в Ираке — ред.) либо через турецкие проливы. И сейчас Турция играет очень важную роль в сирийском конфликте. Вот недавно была встрече высокопоставленных турецких и сирийских военных. Эта встреча показала что турки хотят и будут договариваться с сирийцами на прямую, без посредников (речь о переговорах о выводе турецких войск с сирийской территории — ред.).

— То есть позиция России в Сирии будет напрямую зависеть от того, насколько у России будут хороши отношения с Турцией, так?

— Скорее, насколько бесконфликтным будут российско — турецкие отношения. Хороших отношений давно ведь нет. Мы можем только минимизировать конфликтные моменты, — считает эксперт.

Важно, что в последних числах декабря в Москве прошли трехсторонние переговоры министров обороны России, Сирии и Турции. Обсуждались пути достижения консенсуса между сирийскими властями и оппозицией по «дорожной карте» урегулирования конфликта. Но, договариваясь о выводе турецких войск из Сирии, Дамаск и Анкара устроили товарищеский междусобойчик на двоих.

А ведь в недавнем прошлом Сирия и слышать не хотела о каких-либо договорённостях с Турцией ни в вопросах борьбы с терроризмом, ни по урегулированию внутри сирийского конфликта. Особенно — с глазу на глаз. Ещё бы! Кто ж в здравом уме и твёрдой памяти будет полагаться на помощь и поддержку того, кто спит и видит, как бы оттяпать у тебя часть территории. А Турция очень не прочь взять под контроль районы компактного проживания курдов.

При этом с самого начала конфликта в САР Турция стала воспринимать происходящие в этой стране события как свои внутренние проблемы. Что, по мнению Анкары, давало ей карт-бланш. Парламент Турции ещё в 2012 году одобрил мандат на проведение военных операций на территории Сирии. И турецкие ВС этим мандатом активно пользуются. Один из последних примеров — воздушная операция против сирийского крыла запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК) на севере Сирии в конце ноября прошлого года.

Ко всему прочему, турки сумели консолидировать некоторые радикальные группировки, сконцентрировав их в зоне так называемого Большого Идлиба. При создании зон деэскалации в Сирии на основе договорённостей в Астане и Сочи, боевики и их семьи вывозились в Идлиб, который фактически превратился в турецкий протекторат. А вот у России такой зоны влияния, где она хозяйничала бы как дома, и близко не было. И то, что турки и сирийцы начали встречаться тет-а-тет, для России звоночек очень даже тревожный. Восток, как известно, дело тонкое. Не успеем оглянуться, как останемся не у дел.

А чтобы этого не случилось, нужно решительно бороться за свой кусок сирийского пирога, — полагает эксперт Олег Блохин, недавно вернувшийся из САР.

— Перспективы упрочить своё положение и в Сирии, да и на Ближнем Востоке у России очень хорошие. Главное — привлечь к этому процессу профильных специалистов. Сейчас в Сирии только по линии МИДа работают высококлассные специалисты. А все остальные направления проседают. Ими попросту никто не занимается. Прежде всего это касается сферы экономики. В САР сейчас очень сложная ситуация, экономика страны в кризисе. И эту ситуацию нужно выправлять. Вот за это сирийцы нам будут очень благодарны.

— А сирийцы точно благосклонно отнесутся к тому, что Россия усиливает своё влияние в их стране? Не ближе ли им, несмотря на политические разногласия, европейский дух? В конце концов, Башир Асад учился в Великобритании. Да и реформы проводил либеральные… А Европа может обеспечить им куда больше плюшек, чем РФ, хотя бы потому, что она ближе.

— Европа ничего для Сирии делать не будет. Скорее уж, Иран постарается. Иранцы во многих местах уже имеют сильные позиции. Везде куда приходят, они развивают бурную деятельность, в том числе, по поддержке населения. Понятно, что население это всячески приветствует. Кто даст людям работу и их накормит — тому и будут больше всего рады. Да, мы помогли победить в войне с террористами, но военная помощь рано или поздно забывается. И тут идут в ход экономические факторы.

— А как насчёт конкуренции с Турцией?

— На самом деле, конкурентами России в Сирии является не только Турция. Это и европейские страны, и США, и тот же Иран. И ряд государств Ближнего Востока. При этом нашими конкурентами могут быть даже страны, считающиеся нашими союзниками. Но они будут стараться нас обойти, чтобы усилить собственное влияние как в Сирии, так и в ближневосточном регионе в целом.

В общем, прогноз на 2023 таков: если Россия будет активно бороться за теплое местечко под сирийским солнцем, то она его получит. Вопрос в том, хватит ли на это сил и средств.

*Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Свободная пресса

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх