На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Москва припугнула Киев стратегической авиацией

Российская стратегическая авиация будет участвовать в специальной военной операции на Украине в 2023 году, пообещал командующий дальней авиацией генерал-лейтенант Сергей Кобылаш.

«В ходе мероприятий оперативной и боевой подготовки спланированно применение авиационных средств поражения. Будет продолжена работа по совершенствованию практических навыков эксплуатации автоматизированных систем управления и информационного обеспечения высокоточного оружия», — заявил военноначальник.



Ранее Кобылаш напомнил об освоении всеми экипажами дальней авиации гиперзвуковых ракетных комплексов «Кинжал» на базе самолетов МиГ-31.

Главный редактор портала MilitaryRussia.ru Дмитрий Корнев указывает на необходимость эффективного использования «стратегов».

— Ударные силы стратегической авиации России изначально использовались в зоне СВО при нанесении точечных, массированных, самого разного типа ударов авиационными средствами поражения. Совершенно точно для ударов по территории Украины были задействованы Ту-95МС, известно о применении Ту-22М3 и вполне вероятно, что в этой работе принимали участие Ту-160.

ечь идет прежде всего о крылатых ракетах большой дальности в неядерном оснащении. Это ракеты типа Х-555, Х-101, применение которых мы впервые наблюдали в Сирии. Ими били по объектам, которые используются в интересах ВСУ, двойного назначения, полугражданским объектам, которые обеспечивают ремонт военной техники.

Цели выявляются разведкой, сообщаются стратегическому командованию, после чего удары наносятся дальней авиацией, кораблями с «Калибрами», либо ракетными бригадами, оснащенными комплексами «Искандер». Как показали месяцы СВО, эта работа согласована и происходит пусть и не ежедневно, но достаточно регулярно.

— Видимо, в наступившем 2023 году эту работу предполагается усилить. Те же «Кинжалы», наверное, можно было бы использовать против укрепов, которые наши войска никак не могут взять в Артемовске или Авдеевке?

— За время СВО «Кинжалами», по данным Минобороны, били 3−5 раз. Это войсковые испытания — применение оружия в ходе реальных боевых действий. Заодно и проверяли оборону противника. Оружие уникальное, способное поражать проникающей боевой частью высокозащищенные, забетонированные, заглубленные объекты и при этом его совершенно невозможно сбить в отличии от баллистической ракеты.

Другое дело, что бить таким высокоточным и дорогостоящим оружием по обычной хорошо окопавшейся пехоте бессмысленно. Стоимость ракеты и ее применения огромны. Их следует использовать только по важным целям. Например, если узнаем о поставке РСЗО HIMARS, которые собрали на стоянку в одном месте. Иначе это неэффективно.

Финансовые показатели — стоимость изготовления того или иного вида вооружения (самолета, ракеты, САУ), стоимость подготовки летчика, артиллериста, пехотинца учитываются при расчетах того, какими силами и средствами имеет смысл достигать поражения целей противника. Тем более, в позиционном конфликте на истощение, который мы сейчас наблюдаем.

Надо понимать, что взятие Бахмута или Авдеевки принципиально на итоге СВО не скажется. Это, как сейчас модно говорить, бои за «избушку лесника». Особого военного смысла во взятии этих городов нет (разве что политический). За ними расположены другие укрепрайоны, которые строили годами. Там даже разместить свои силы проблематично, потому что все простреливается.

— Значит, будут использовать стратегическую авиацию для других задач…

— Помимо военного смысла, это обеспечивает летчикам налет часов — они поддерживают свою квалификацию на максимально высоком уровне. Не зря Дальняя авиация представляет интерес для беспилотников ВСУ. Последние события на военных аэродромах в Энгельсе и Дягелево создают определенный риск для сил для наших стратегических сил. Удары по ним могут продолжится.

— Получается, наша стратегическая авиация по своим задачам переквалифицировалась в оперативно-тактическую. При этом наши самолеты практически не входят в зону действия ПВО противника на Украине. Не утратит ли дальняя авиация свою главную функцию сдерживания стратегического врага?

— В задачи стратегической авиации не входит работа над полем боя, проникновение через эшелонированную ПВО. Запуск крылатых ракет производится за тысячи километров от целей. Зоны пусков ракет в случае СВО находятся за сотни километров от линии соприкосновения сторон.

И, конечно же, и Ту-160, и Ту-95МС остаются носителями ядерных вариантов ракет. Они по-прежнему могут нанести удар по целям практически в любой точке мира. Дальность их полета с учетом дозаправки межконтинентальная. Если добавить к ней дальность полета ракеты, получим дальность поражения от 9 до 14 тысяч километров.

— Обещание шире использовать в СВО стратегическую авиацию больше похоже на способ запугивания противника, — считает руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности Александр Жилин.

— Почему?

— Потому что средства ПВО, которые поставил Киеву Запад, достаточно эффективны в том числе против самолетов дальней авиации. А если наши самолеты будут заходить в небо Украины «на потолке» и сбрасывать бомбы, то разлет будет сумасшедший, а эффективность низкая. В Сирии мы пробовали так делать, но малорезультативно. К тому же Украина — это все-таки часть Европы и вряд ли нам позволят так поступить.

Видимо, речь по-прежнему идет о пусках ракет с территории России. Но таких ракет у нас ограниченное количество. И они должны находиться в арсеналах на случай большого конфликта с НАТО. К тому же на Украине нет достойных военных целей для таких ударов. У них же нет своих ракет шахного базирования. А удары по инфраструктуре, электросетям, которые мы наблюдаем некоторое время, принципиально на судьбе фронта не отражаются.

Вообще, хотелось бы, чтобы после СВО хоть что-то осталось от русского мира. Я имею ввиду отношение к России и русским. Нам ведь жить по соседству с Украиной. Поэтому надо сохранять хоть какое-то влияние. Очень не хотелось бы, чтобы потом украинские пацаны на развалинах своей страны играли бы в войнушку с русскими, как мы когда-то пацанами «воевали» против немцев. Если такое случится, это будет беда на десятилетия.

— На коллегии Минобороны перед Новом годом Шойгу пообещал в 2023 году закончить СВО…

— Вопрос на каких условиях и что будет названо победой. Пока подвижек на фронте не видно. Также не видно сокращения поставок оружия ВСУ. Напротив, обсуждаются поставки наступательных вооружений. Рычаги влияния на конфликт в значительной степени находятся в руках третьей стороны — американцев. В этих условиях намерение закончить СВО в 2023 году выглядит слишком оптимистично. США не нужна быстрая победа ни Киева, ни Москвы. Они хотят, чтобы лилась кровь.

Свободная пресса

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх